You are viewing mor77

Previous Entry | Next Entry

Ювелирное производство


Для формирования у современного читателя более полного представления о мастерстве древнеполоцких литейщиков и ювелиров приведем описания хотя бы нескольких изделий полоцких мастеров. Древнейшим украшением из цветных металлов являются височные кривичские кольца из бронзовой проволоки с завязанными концами. Первые находки их датируются концом X — началом XI в. В Полоцке найдены два маленьких кольца со свободными концами (одно датируется XI—XII вв., второе — 30-ми годами XIII в.), семиполосные височные кольца, отлитые по восковой модели из сплава на медной основе и покрытые белым металлом (30-е годы XIII в.). Высоким уровнем мастерства характеризуются перстни и кольца на палец (как мужские, так и женские). Выделяются:
— бронзовые пластинчатые широкосерединные незамкнутые кольца золотистого цвета с сужающимися концами, заходящими друг за друга и гладкой поверхностью (датируются XIII в. и характерны для всех славянских племен);
22-11-2013_20·11·18
— круглопроволочные кольца с гладкой поверхностью, имевшие в поперечном сечении круг (замкнутые или незамкнутые. Датируются XII—XIII вв.);
— бронзовые перстни со стеклянными вставками, закрепленными с помощью ободка, напаянного вокруг щитка (датируются рубежом XII—XIII вв.);
— плетеные биллоновые кольца с гладкими заходящими концами, наружная сторона которых оплетена толстыми и тонкими сканными проволоками;
— массивные ложноплетеные кольца, отлитые из сплава на медной основе (60-е годы XIII в.);
— ложновитые оловянные кольца с замкнутыми и незамкнутыми концами (рубеж XII—XIII вв.);
— биллоновые позолоченные кольца с полым шестиугольным щитком, на котором находилась гравировка (30-е годы XIII в.);
— бронзовые кольца с заходящими концами и щитком с выступами (50-е годы XIII в.);
— височные кольца из серебряной проволоки;
— кольца с овальным щитком-печаткой, на котором врезанными линиями изображена пятикопеечная звезда в ободке, пространство между концами которой заполнено редкими точками (датируется XII в.).
Маленькие кольца, аналогичные полоцким, найдены археологами в курганах XI—XII вв. на Пол отчине и в могильнике кривичей около д. Черкасово в Оршанском районе.

Такими же приемами и используемыми материалами, как и при изготовлении колец, характеризуется технология производства браслетов (в основном, датируется XIII в.). К примеру, у пластинчатых широкосерединных браслетов концы оставались незамкнутыми и были тупыми или загнутыми. Широкое распространение имели тройные витые браслеты, сделанные из сложенной втрое и перевитой оловянной проволоки. Круглопроволочные браслеты сгибались из проволоки диаметром 4 мм и украшались насечками. Наиболее древний из полоцких браслетов (конец X — первая половина XI в.) отлит из сплава на медной основе, лицевая сторона имеет чеканный узор. Браслеты-наручи изготавливались из оловянно-свинцового сплава и украшались тисненой плетенкой или рядами завитков растительного орнамента.

Полоцкие мастера-ювелиры изготавливали из цветных металлов цепочки (одна из них, датируемая рубежом XII— XIII вв., составлена из тонких замкнутых оловянных колечек, изготовленных оригинальным способом — колечки сначала вытягивались и перегибались, концы заготовок расширялись; затем две заготовки вкладывались одна в другую, а через расширенные концы в эти две вдевалась третья); монетовидные женские украшения (самая ранняя, имеющая в центре изображение головы быка, изготовлена в XII в. Все остальные находки изделий такого типа датируются 40—50-ми годами XIII в., например, такие, как оловянная подвеска с изображением равностороннего креста, оловянная подвеска с орнаментальной розеткой с двумя элементами — цветком с восьмью лепестками и ободком, образуемым двумя ложновитыми нитями, треугольная бронзовая пластинчатая подвеска с тремя изогнутыми отростками в центре (типичный триквестр — знак огня и домашнего очага), миниатюрная круторогая лунница, украшенная выемчатой эмалью синего цвета; бубенчики (датируются XII—XIII вв.), главным образом, шаровидные, с одной или двумя линейными прорезьями; поясные бляшки и пряжки (лировидные, круглые без перемычки, с овальной передней частью, квадратные с орнаментом в виде диагонального креста; фибулы (подковообразные, самая ранняя изготовлена в VIII—IX вв., спиралевидные, кольцевидные пластинчатые).

На территории Поозерья и Верхнего Поднепровья археологами найдено огромное количество изделий, в которых четко прослеживаются элементы, заимствованные у византийских, иранских, сирийских ювелиров. Речь идет о растительных и зооморфных мотивах. Растительные мотивы (чаще всего — это трех-лепестковый цветок, в усложненном варианте — пятилепестковый), позволяющие создать разнообразные орнаментальные композиции, можно видеть на перстне из Маскович, литейной форме из Полоцка, обуви из Полоцка; переплетения византийской лозы на створчатых браслетах и колчанных накладках из Полоцка; плите из витебской Благовещенской церкви, свинцовой пломбе из Полоцка. Среди зооморфных мотивов преобладают птицы, изображения которых, восходящие в большинстве случаев к византийским образцам, отличаются устойчивой иконографией (подвески из Витебска и Полоцка, металлические бляшки из Друцка, перстень из Полоцка). Образ грифона находим на гребнях из Витебска; образ дракона на накладках из Полоцка; образ льва (или барса) на бляшках из Витебска и накладке из Лукомля. Существенным для белорусского искусства было не просто заимствование византийско-восточных мотивов, главное заключалось в значительной трансформации этих мотивов, адаптации этих мотивов к местным художественным традициям.

Простейшим видом чеканки было нанесение рисунка на внешнюю поверхность изделия различными пуансонами. Орнаментируемую пластинку клали на твердое основание и наносили удар, уплотняя металл в месте удара. Особенность приема заключалась в том, что на обработанной стороне не должно было оставаться следов от удара. Сами пуансоны были различными — в виде маленького долотца, круга, треугольника, для фигурной чеканки.

Археологами найдены убедительные доказательства распространенности литейного дела и ювелирного производства в разных местах Полоцкой земли. В Масковичах, например, найдено большое количество медного шлака, медных пластинок, тонкой проволоки, матрицы для тиснения накладок, ювелирный пинцет, односторонняя глиняная формочка для отливки крестиков, 3 железных ювелирных пинцета и незавершенный цепедержатель; в Дрисвятах — пинцет и маленькие тиски, напильник-надфиль, куски листовой меди, фрагменты тиглей; на городище Дивное в Шарковщинском районе — каменная форма для отлива женских украшений; в Прудниках — обломки тиглей и бронзовая формочка для отлива пластинчатых перстней с чеканным узором в виде зигзагообразных линий, 10 глиняных льячек для плавления олова и свинца; на городище Замок Миорского района — льячки и тигли.

Богатую коллекцию масковичских ювелирных изделий можно разделить на следующие группы: а) подвески (трапецевидные), 6) перстни, в) браслеты, г) фибулы, д) шейные гривни, е) пронизки, ж) цепочки из) кресты-энкол пионы. К первым относятся две подвески-коньки (были распространены в Смоленском княжестве, Прибалтике и Скандинавии), две широкорогие литые лунницы (характерные для всех слоев населения Древней Руси), подвеска (цепедержатель) с загнутыми концами в виде спирали (распространена среди ижорско-карельских народностей), подвески-колокольчики шарообразной формы и монетообразные подвески с крестом в центре (и те, и другие достаточно часто встречаются на древнерусских памятниках и датируются XII—XIII вв.). К этой же группе можно отнести и крестики — один с желтой эмалью, второй — янтарный, третий — оловянный.

Перстни — также нескольких видов: решетчатые, перстни с петельчатой серединой, витые из двух проволочек с обрубленными концами, плетеные сверху с несомкнутыми концами, заходящимися один на один, бронзовый со щитком и оловянный с орнаментом. Выделяется плоский перстень с разомкнутыми концами, украшенный вертикальными линиями и кружочком с точкой.

Разнообразием отличаются масковичские браслеты. Мастера-ювелиры делали их как для взрослого населения, так и для детей. Наиболее распространенными были пластинчатые орнаментированные браслеты из толстой проволоки с сужающимися концами, браслеты сложно плетеные, иногда со стеклянными вставками на концах (распространены в Московской области), бронзовые браслеты со стилизованными под змеиную голову концами, литые бронзовые браслеты и т.п. Детские браслеты имели косо надсеченную форму.

Значительное место среди ювелирных изделий из Маскович принадлежит фибулам. Здесь выделяются черепахо-образные фибулы с гладкими краями, один из которых заостренный; подковообразная фибула со стилизованными концами в виде звериных головок и поперечной рифленой дугой, фибулы со спиралями на концах, с макообразными головками и изготовленные из жести. Археологи утверждают, что изделия подобного типа характерны для восточной Прибалтики. Можно предположить, что в Масковичи они попали в результате торгово-обменных операций. Однако таким же верным будет предположение о том, что они служили образцами для масковичских ювелиров. На наш взгляд, именно пограничье, территории, населенные различными по культуре этносами, давали интересные художественные решения в разных видах и жанрах художественной культуры и, в первую очередь, в декоративно-прикладном искусстве. Именно здесь «чужое», претерпевая определенную трансформацию, становилось «своим», способствуя появлению новых общих технологий, новых мотивов и типов изделий.

Особый интерес вызывают бронзовые кресты-энкол пионы, найденные в Масковичах. Один из них рельефно-черненый, на правой его стороне показано выпуклое распятие, а на обратной (левой) — Божья Матерь с ребенком. По краям медальона с плоскими фигурами святых (советская исследовательница А. Корзухина датирует такие изделия второй четвертью XII в. и считает их широко распространенными в Древней Руси). Второй крест-энколпион более интересен. Он выполнен в технике выемчатой эмали, при этом контур рисунка также выполнен эмалью, но черного цвета. На одной стороне креста — схематическое отражение распятия. По мнению советского исследователя Т. Николаевой, энколпионы с черной эмалью характерны для начала XIII в.

Заслуживают внимания ювелирные изделия, найденные на могильнике — месте захоронения жителей Дрисвят в XI—XIII вв. Это перстни из бронзовой проволоки, пластинчатые с заходящимися концами бронзовые и одно серебряное полутораоборотное височное кольцо, комплект из трех височных колец, детские миниатюрные бронзовые браслеты и один взрослый с концами в виде змеиных голов, прямоугольные бронзовые пряжки с железным язычком, лирообразные пряжки, бронзовые поясные кольца и другие изделия.

Мастера-ювелиры помимо бытовых изделий и украшений изготавливали (в большом количестве) литые предметы религиозного культа. 20-ми годами XIII в. датируется створка складной иконки из меди, найденная в Полоцке, и имеющая с обеих сторон рельефное изображение святых. Фрагмент креста-складеня с рельефным изображением Богоматери и погрудным изображением святых из Полоцка очень близок по виду к широкораспространенному типу энколпионов с надписью «Пресвятая Богородица! Помоги нам!» (найдены в Минске, Мстиславле, других белорусских городах. Несколько крестов-энколпионов найдены археологами в Друцке). Первой половиной XII в. датируется энколпион с выпуклой фигурой Святого Бориса; XIII в. — энколпион с изображением Матери Божьей Одигитрии в средокрестии (над ней изображение Христа, а по сторонам — архангелов Михаила и Гавриила). Третий крест-складень с распятием на наружной стороне (над распятием расположен «мальтийский крест» с расширенными концами) дошел до современников со 2-й половины XII в.

Несомненный интерес представляют крест-энколпион (складень) с богатой иконографией и медная монетообраз-ная подвеска-медальон с изображением молящейся Матери Божьей (Оранты), найденные на селище Прудники Миорского района, а также монетообразная подвеска из городища Дрисвяты Браславского района с изображением Святого Юрия, убивающего змея. К культовым вещам, найденным в Дрисвятах, относятся два бронзовых креста-энколпиона XII— XIII вв. и каменный нательный крестик — «корсунчик».

О том, что декоративно-прикладное искусство в границах Полоцко-Витебско-Оршанской земли не только достигло высокого уровня развития, но и высокого мастерства свидетельствует, к примеру, бронзовый нательный образок из Копыси с изображением Святых Бориса и Глеба, выполненный в технике прорезного литья. Вот как характеризуют его авторы: «Истории белорусского искусства»: «На подвесном бронзовом образке из Копыси Борис и Глеб отражены в рост. У Бориса небольшие усы, кучерявые подстриженные волосы. У Глеба кучерявые локоны разбросаны по плечам. В правой руке Борис и Глеб держат перед грудями 4-конечные кресты, в левой — мечи в ножнах. Фигуры привлекательные. На головах высокие шапки, князья одеты в кафтаны, на ногах мягкие, без каблуков сапоги. В этом образке хорошо просматривается усвоение киевских и византийских традиций местными мастерами».

Уместно сказать о технике эмальерного искусства, изделия которого получили широкое распространение в княжеском окружении и церковной атрибутике. Речь идет о золотых, серебряных, латунных и бронзовых украшениях, для художественной выразительности оформленных эмалями. На территории древнеполоцкого государства наиболее распространенными были два вида эмалей: перегородчатые и выемчатые (более ранние по времени возникновения). Несколько слов, характеризующих каждую из них. Техника выемчатой эмали была достаточно трудной и требовала от мастеров большого профессионализма. Сначала бронзовые изделия отливались по восковой форме, а после в заранее приготовленные выемки, расположенные соответственно задуманному рисунку, насыпали эмалевые порошки. Затем все это обжигалось. В результате эмаль превращалась в блестящую стекловидную массу, покрывавшую выемки равномерным слоем. В конце процесса вещь слегка очищали, полировали, чтобы придать эмалям блеск.

При использовании техники перегородчатых эмалей выполнялись такие (отметим наиболее значимые) операции: небольшие золотые вещи украшались тончайшей эмалевой миниатюрой. Ее рисунок создавался золотыми ленточками (высота их колебалась в пределах одного миллиметра), которые мастер напаивал ребром в углубление, сделанное по контуру будущей композиции. Перегородки образовывали крошечные ячейки, куда насыпали порошки цветной эмали (в каждую ячейку один цвет). Эмали состояли из особых сплавов стекла разных цветов, окрашенных окислами металлов. После обжига эмаль делалась твердой и блестящей, придавая украшению красоту и долговечность. Рисунок выделялся тончайшими золотыми линиями перегородок, которые очерчивали контуры изображений и обрисовывали отдельные детали внутри них. Обильно украшались эмалью колты, ожерелья, перстни, подвески и т.д.

Краски эмалей горели немеркнущим цветом; его не могло погасить и долгое время. Пролежав сотни лет в земле, они в находках вновь радуют взгляд своими великолепными красочными сочетаниями.

Техника эмали, стоящая на грани ювелирного дела и живописи, для современников интересна не только как показатель развитости мастерства в Придвинском крае. Она интересна и потому, что относится к тем образцам мировой художественной культуры, которые образуют звенья беспрерывной линии духовно-эстетического развития, связывающей между собой различные страны, народы и цивилизации.

Современному читателю малоизвестны такие виды художественной обработки, как зернь и скань. А вот как описываются они в специальных исследованиях. Зернь делали так: брали тонкую серебряную проволоку, навивали ее на тонкий металлический стержень и затем разрезали. Проволочка рассыпалась на множество крохотных полуколечек. Мастер брал кусочек древесного угля, выглаживал его, делал как бы ровную доску, в ней выполнял десятки ямочек. В такую ямочку он клал по одному полуколечку, а потом проходил паялом. Колечки сплавлялись в капельки зерен — шарики, одинакового размера и массы. Эти «зерна» должны были украшать вещь. Для них подготавливали плоские изделия. Их теснили и на полученную определенной формы серебряную пластинку осторожно, шарик за шариком, по задуманному рисунку «вкладывали» капельки зерни. Так получался узор. Чтобы повысить красоту рисунка, мастер чередовал в отдельных его частях капли зерни разного объема, от более крупных до крохотных. Пластинка перед нанесением зерни промазывалась вишневым клеем, а положенные капли зерни обсыпались припоем — составом из ртути с серебром. После вещь обжигалась. Часть ртути улетучивалась, а оставшаяся ртуть с серебром крепко соединяла зернь с пластинкой. Так создавались поразительные по тонкости зерненые вещи, поражающие и сейчас высоким совершенством филигранной техники и красотой тонкого и изящного рисунка. При этом на отдельных изделиях (например, колтах) насчитывалось до 5000 зерен, так что на каждый квадратный сантиметр поверхности приходилось до 300 мельчайших шариков.

Особой техникой в ювелирном деле отличалась скань. («Сканить» — означало сучить, скручивать). Из круглой, тонкой проволоки, золотой или серебряной, на вещах делали легкие узоры. Иногда и объемные, ажурные узоры скручивали «веревочкой» две проволочки, окаймляя жгутик гладкими проволочками. Этим мастер вносил разнообразие в плоский сканный узор, устилающий поверхность вещи. Если с помощью зерни создавался тончайший «бисерный» рельефный узор, то скань строила рисунок из непрерывно круглящихся и стелющихся по поверхности вещей нитей. Однако и в том, и в другом случае изделия отличались изяществом и эстетичностью.

Profile

mor77
Domovenok

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com