Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Художник без границ. Эди Седжвик

Таким человеком оказался Энди Уорхол - эксцентричный американский художник со словацкими корнями, большой оригинал. Список его талантов был внушителен: дизайнер и издатель журналов, продюсер и режиссер, писатель и коллекционер, признанный король поп-арта и гений провокации. Пожалуй, самые известные его картины - «Банки супа "Кэмпбелл"», «Зеленые бутылки кока-колы» и, конечно же, аллегорический «Диптих Мэрилин», написанный после смерти Мэрилин Монро.

Энди Уорхол и Эди в фильме «Чао, Манхэттсн!» (1972)

Еще в 1950-е годы Уорхол громко заявил о себе как иллюстратор популярнейших журналов «Vogue» и «Harper's Bazaar». Начиная с 1960-х он уже сотрудничал в качестве художника и фотографа с такими звездами, как Элизабет Тейлор, Джим Моррисон и Элвис Пресли. Тогда же в поисках нового способа выражения своих художественных идей он стал создавать собственные фильмы. Правда, рассчитаны они были на весьма специфического зрителя.
Collapse )
promo mor77 january 27, 2014 12:02 10
Buy for 20 tokens
Утром позвонила дочка. У них в подъезде с самого утра был не просто скандал, а драка. Сосед Генка отмотылял соседа сверху. Правильно и сделал, я считаю. А все было так... Маринка, соседка, заботливая мама, детей утром в школу и ясли собирала. Старшего собрала и отправила к подъезду ждать, пока…

Небо и земля

Весной 1535 года Микеланджело уже приступил к работе по подготовке картонов к фреске «Страшный Суд». Его положение так возвысилось, что год спустя он удостоился визита папы и, по меньшей мере, десятка кардиналов в своем скромном доме в квартале Мачелло деи Корви. Рисунки мастера стали предметом внимания и темой для обсуждения при папском дворе.
03-12-2013_22·04·46
В январе 1536 года началась подготовка штукатурки для стены Сикстинской капеллы. О внимании к вопросам технологии, которого требовали такие масштабные работы, свидетельствует тот факт, что Микеланджело придумал построить огромную кирпичную завесу, с тем чтобы максимально уменьшить скопление пыли. Такой оригинальный прием, важный к тому же для лучшей сохранности и обозрения фрески, свидетельствует об убежденности художника в том, что для создания великого произведения искусства требуется прежде всего серьезно подходить к технологии.

Самые ценные краски были закуплены в Ферраре, где присутствие многочисленной еврейской общины содействовало торговому обмену с Востоком и куда из Персии доставлялась измельченная ляпис-лазурь. Ее Микеланджело постепенно, мазок за мазком сгущал, чтобы создать небесный свод, неуступающий небесам, которые возвышались над горами, где добывался этот ценный голубой минерал. На этот раз художник даже не пытался собрать бригаду помощников. Он сразу же начал делать все сам, с единственным подмастерьем, Франческо ди Амадоре да Кастельдуранте, который занял место Антонио Мини, уехавшего во Францию. Его роль заключалась в том, чтобы растирать краски и помогать переносить на стену линии с подготовительных картонов. Возможно, каменщик смешивал для него раствор штукатурки, нанося на стену каждый день. В остальном же Микеланджело работал самостоятельно.
Collapse )

А сердце еще молодо

Флоренция, которую Микеланджело решил наконец оставить осенью 1534 года, в то время переживала период расцвета. Город оставался целым, но морально подавленным. Медичи проводили кровавые чистки того «республиканского общества», которое в предыдущие столетия являлось основной действующей силой, энергией города, сделавшей его великим. Отныне и впредь Флоренция становится столицей маленького династического государства, из тех, что привлекали в Италии все возможные силы, чтобы противостоять алхимии международной политики.
03-12-2013_22·02·05
Рим, где теперь Микеланджело оставил свое сердце, носил на себе все еще заметные следы опустошения от событий 1527 года. Но здесь бурлила интеллектуальная жизнь, и город был готов снова занять центральное место в европейской политике. Дома, сожженные во время разорения, отстраивались и становились лучше прежнего, и Вечный город питался этой мощной энергией возрождения. Как и многие другие художники, Бальдассаре Перуцци, в мае бежавший из осажденного Рима в одном белье в Сиену, вернулся, полный надежд, и теперь облицовывал изогнутый наподобие Колизея фасад нового дворца князей Массимо кирпичом и травертином, включая в него стены и фрески, почерневшие от пожаров, устроенных ландскнехтами. Там, где копоть не удавалось смыть водой, шла в ход кирка, разрушавшая оскверненные фрески, и новые артели художников, преимущественно приехавших с севера, уже готовы были вновь нанести свои модные росписи на тело города, который возрождался из вечных руин, потрясая своей роскошью. С каждым днем проекты расширения папских дворцов в Ватикане становились все более внушительными. Уже не было никаких сомнений в том, что основная художественная жизнь в Италии будет развиваться прежде всего в Риме.
Collapse )

Слава Медичи

Форма гробниц Медичи задумывалась Микеланджело около 1521 года, в обстановке, еще далекой от несчастий, которые обрушились на Италию непосредственно в следующие за этим годы. Будущий папа Климент VII внес существенный вклад в разработку формы гробниц. Прославление двух герцогов, Лоренцо и Джулиано, не могло осуществиться без глубокого обращения к античным формам, все чаще используемым для возвеличивания знатных современников. Об этом свидетельствует сама структура монумента, в которой Микеланджело соединил архитектурный язык Старой капеллы Брунеллески с образцами лучшей древнеримской архитектуры, особенно с Пантеоном. От последнего он взял кессонированный купол для придания силы и энергии свету, который в небольшом куполе Брунеллески струился с ясностью математической аксиомы.
03-12-2013_21·57·33
Структура XV века варьировалась за счет применения классического ордера, который усиливал отдельные художественные элементы, позволяя им достичь абсолютной пластической и формальной автономии. Форсирование классического ордера вплоть до его изменения и переосмысления в соответствии с правилами, которые выявляли выразительную силу отдельных элементов, с этого времени становится частью очень личного художественного языка Микеланджело. Он подходил к античному наследию, не подчиняясь никаким строгим законам композиции. Глубина ниш, высеченных в стене, монументальность рельефных, как скульптура, капителей, тугие, изогнутые формы консолей, сосредотачивавших в себе и распределявших нагрузку, и в особенности огромные окна, которые в верхнем ярусе постепенно сужались кверху, подталкивая вперед округлые тимпаны, — все эти элементы также способствовали приведению в движение пространства погребальной капеллы. Контраст между светло-серым камнем и белым мрамором в отделке первого яруса усиливал жизненную силу архитектурной композиции, которая покоряла пластической убедительностью, обычно достигаемой лишь в скульптуре.
Collapse )

Бедный приор

Многие хотели убить его, особенно его искал помощник Валори, Алессандро Корсини. Возможно, он считал, что у него есть особые мотивы совершить это преступление, так как Микеланджело, когда все было ему позволено, препарировал труп одного красивого юноши из семейства Корсини.

03-12-2013_21·48·03
Collapse )

Борьба за мастера

Ясным июньским утром 1519 года священники церкви Сан-Лорен-цо прогуливались в просторном дворе, наслаждаясь мягким теплом начала лета. В час обеда между ними появился кардинал Джулио Медичи, прекрасный и величественный, который чувствовал себя совершенно свободно в этой церкви, уже столетиями считавшейся семейной церковью Медичи. В темных глазах, которые привлекали еще больше внимания из-за легкого косоглазия, затаилось тяжелое горе, постигшее его недавно, — смерть племянника Лоренцо, герцога Урбинского, последнего прямого потомка дома Медичи. В небольшой группке, которая, как всегда, собралась вокруг него, Джулио искал одного конкретного человека: Джованни Баттисту Фиджованни, кроткого и верного настоятеля Сан-Лоренцо, всегда преданного семье Медичи и ее святому покровителю. Испуганный суровостью и торжественностью взгляда Джулио, настоятель попытался спрятаться, укрывшись за одной из светлых, потертых от времени колонн. Но Джулио искал именно его. Суровый, он приблизился к нему почти вплотную и, наконец, пристально посмотрел в глаза, спрашивая, действительно ли его верность семье Медичи оставалась неизменной все эти годы. Все страхи настоятеля тотчас же рассеялись, и он припал к ногам могущественного кардинала, уверяя его в своей вечной любви и верности.
Недавние потери убедили папу Льва X и его кузена кардинала Джулио в необходимости начать дело, которое послужило бы прославлению семьи, сохранению памяти о ней, тем более что слава ее была несомненной скорее в прошлом, чем в туманном будущем. Этими надгробиями Медичи казалось проще подтвердить свое королевское достоинство, в котором республиканская Флоренция и ее гордые и враждебно настроенные граждане продолжали им отказывать.
03-12-2013_21·34·56

Collapse )

Пленник судьбы

Неоплаченный счет между Микеланджело и Медичи был восстановлен благодаря новому, еще более значительному заказу, который кардинал Джулио доверил скульптору: фамильные гробницы в погребальной капелле в Сан-Лоренцо. В письмах, которыми обменивались кардинал и Микеланджело начиная с конца 1520 года, можно найти множество упоминаний об этом проекте. Джулио был человеком очень осмотрительным и хотел следить за созданием монумента вместе с художником, подолгу обсуждая — как, впрочем, он уже делал относительно фасада Сан-Лоренцо — формы, размеры и детали. Это новое произведение помогало Микеланджело восстановить отношения с Медичи, которые снова испортились с провалом строительства фасада Сан-Лоренцо. В первые месяцы 1521 года художник, кажется, снова обрел былые спокойствие и сосредоточенность, необходимые для того, чтобы наконец, спустя четыре года, вернуться к скульптуре. Прежде всего ему удалось закончить скульптуру «Христа» для Метелло Вари и отправить ее в Рим той же весной. Как мы уже знаем, впоследствии она была изуродована Пьетро Урбано, особенно руки и ноги фигуры, но, по крайней мере, теперь художник надеялся избавиться от настоятельных, но справедливых просьб терпеливого Метелло.
03-12-2013_21·30·25
Но если возвращение к работе могло и должно было вернуть Микеланджело безмятежность, то в эти же самые дни его отец позаботился о том, чтобы все это снова исчезло. Обеспокоенный выполнением новых заказов, Микеланджело попросил своих родственников вернуть ему 1000 флоринов, которые одолжил им в январе 1514 года. Судьи, призванные для решения вопроса, постановили, что лучшим способом удовлетворить просьбу Микеланджело было бы уступить ему собственность семьи в Сеттиньяно (которую он же спас от тетушки Кассандры больше десяти лет назад), но он должен был заплатить 500 флоринов младшему брату Джизмондо, который ничего не получил с этой собственности.
Collapse )

Провал

Чтобы перевезти мрамор из Пьетрасанты, как хотел папа, Микеланджело был вынужден построить дорогу, которая позволила бы ему спускать блоки с холмов на побережье, откуда их могли доставить по реке во Флоренцию. У рабочих из Пьетрасанты не имелось достаточного опыта, как у их коллег из Каррары, и художник должен был провести много времени в поездках между Пизой и Пьетрасантой, заботясь о наиболее важных деталях: канатах для перевязки и транспортировки мраморных блоков, лебедках, гвоздях, железных кольцах для перевозки блоков. К тому же каррарцы, ожесточившись из-за предательства, которое, по их мнению, совершил Микеланджело, отказывались вернуть ему мрамор, добытый для него и им самим в предыдущие месяцы для гробницы папы Юлия II.
03-12-2013_21·22·17
Добытый мрамор годами находился на побережье в местечке Авенца; отданные на волю свирепых ветров, мистраля и тра-монтаны, эти печальные белые призраки заключали в себе новые фантазии Микеланджело: сидящие фигуры, мятущиеся в цепях фигуры в рост, пленники и пророки, которые должны были располагаться на первом и втором ярусах гробницы папы Юлия II. Два года спустя, в феврале 1520 года, речные перевозчики и каменотесы в отместку изъяли эти заготовки статуи высотой в два с половиной метра и шириной чуть меньше метра и попытались продать их Якопо Сансовино и другим римским скульпторам прямо на глазах у отчаявшегося и бессильного Микеланджело. Каррарцы бойкотировали перевозку мрамора, потому что видели: в будущем им не удастся хорошо заработать. По указу папы мрамор из Пьетрасанты также должен был добываться в Серавецце, а не в Карраре. Жители белых апуанских пещер наблюдали, как день за днем опустошаются их горы, и должны были выбирать между жизнью, полной лишений, на родных холмах и переселением в Пьетрасанту, где открывались новые каменоломни и новые «начинания», в угоду папе из семейства Медичи.
Collapse )

Поозерско-поднепровские мастерицы

Наряду с крестиками и ромбиками поозерско-поднепровские мастерицы использовали белую или красно-белую мережку, штопанье с разнообразными фактурными сочетаниями изобразительных и геометрических мотивов. Разные по плотности рисунки узоров по разреженной ткани создавали богатое и сложное разнообразие фактур. Вышивные работы Витебщины дополнялись красными вставками кумача, нашивками тесьмы и блесток. Иногда в красно-малиновый цвет вышивки тонко вводился синий и желтый цвет, что придавало витебским изделиям своеобразие и отличительные характеристики. Известный исследователь Витебщины Н. Никифоровский писал об убранстве витебских женщин: «На праздничной одежде можно видеть такую ткань, производство и обработка которой могут соперничать с фабричными, и не хочется верить, что она изготовлена толстокожими пальцами на грубом «самодельном ткацком станке».

28-11-2013_17·54·37
С коллекцией сохранившихся витебских набиванок в наши дни можно познакомиться в выставочных залах и запасниках Витебского областного краеведческого музея.

Есть много свидетельств о том, что в позднем средневековье в городах Поозерья и Верхнего Поднепровья был развит такой вид ювелирного искусства, как золотарьство («злотнщтва»). Поозерско-поднепровские мастера использовали, главным образом, серебро (частично, медь), из которого делали посуду, дарохранительницы, оклады икон. С XV в. дошел до нас отлитый в Друцке из меди односторонний небольшой крест с ушком, с рельефами Троицы (вверху), Встречения (с левой стороны), Сошествия в ад (с правой стороны) и Преображения. На средикрестии расположено распятие, а в нижней части овала — «Преображение и Сошествие Святого Духа на ангелов». Аналогичные Друцкому, однако более богатыми являются кресты, найденные в Витебске археологами Т. Бубенько, М. Ткачевым и Л. Колединским. Правда, на витебских крестах вместо сцен «Троицы» и «Встречения» отражены «Успение Богородицы» и «Вхождение в Иерусалим».
Collapse )

(no subject)

В условиях царской России

Вхождение белорусских земель в состав Российской империи оказало положительное влияние на развитие художественно-ремесленного производства и торговли, формирование новых ремесленнических центров (Городок, Глубокое, Лепель, Поставы и др.), возникновение и развитие новых видов деятельности. Витебск, к примеру, в XIX в. стал крупным центром в развитии кузнечного дела.

Особенно заметными были изменения в г. Полоцке, превратившемся в крупный торговый транзитный пункт на р. Западной Двине (получила развитие и местная торговля, базировавшаяся на развитии ремесленного производства). В городе активно возводились магазины, открывались торговые лавки.

28-11-2013_17·32·35
В начале 90-х годов XVIII в., по сведениям Полоцкого земского суда, только гильдейского купечества, объявившего капиталы и взявшего свидетельство на право торговли, в городе было более 300 человек (обоего пола). В это же время насчитывалось 230 ремесленников: 48 сапожников, 40 портных, 26 горшечников и каменщиков, 16 плотников, 18 хлебопеков, 12 кузнецов. Кроме того, в городе были котляры, стекольщики, мастера золотых и серебряных дел, переплетчики, сабельники, живописцы. Возникли новые ремесленные мастерские по производству кож (к началу XIX в. работало 12 кожевенных предприятий) и кирпича (было около 10 небольших кирпичных заводов). Часть жителей (наряду с другими занятиями) занималась хлебопашеством и животноводством.

Испытав разрушительные последствия Отечественной войны 1812 г., ремесленное производство в Полоцке окрепло лишь к концу 50-х — началу 60-х годов XIX в. К этому времени в различных мастерских города насчитывалось 420 ремесленников, в том числе 151 сапожник, 97 портных, 22 плотника, 11 столяров, 9 печников, 6 кузнецов, 11 каменщиков и штукатуров, 6 кожевенников, 25 хлебопеков и кондитеров, 16 мясников, остальных профессий, необходимых для бытового обслуживания, — по 2—6 человек. Происходит трансформация ремесленной деятельности: исчезают одни профессии (сабельники, позументщики), появляются новые (мастера фортепьянных дел, часовщики, переплетчики и др.). Хотя в городе и существовала цеховая система, однако она фактически утратила прежнюю корпоративную замкнутость — отпала регламентация ремесленного производства, не существовало ограничений в области сбыта изделий и приобретении сырья, найме учеников и рабочих. К тому же, значительная часть полоцких ремесленников вообще не являлись членами цеховых организаций.
Collapse )