Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Архитектура культовых сооружений Меланезии

В Меланезии, за исключением Новой Каледонии, удельный вес городского населения невысок. Крупных городов в регионе нет, но наблюдается тенденция к их росту. Так, население городов Порт-Морсби (Папуа - Новая Гвинея) и Сувы (Фиджи) с пригородами уже превысило 100 тысяч. В этих городах преобладают современные здания, что придает им европейский облик. В столице Фиджи Суве возводятся здания исключительно европейского типа. В 70-х годах в ее центре были построены многоэтажные здания из железобетона и стекла.

16-02-2015_12·34·00

К моменту прихода европейцев в Океании господствовало множество местных традиционных культов. В результате бурной миссионерской деятельности колонизаторов подавляющая часть населения была обращена в христианство, в основном в католицизм и в протестантство (на Новой Каледонии, в Папуа - Новой Гвинее преобладают католики, в большинстве других стран - протестанты). Переселенцы из Азии принесли в Океанию индуизм, ислам, буддизм и другие азиатские верования.
Совершенно другой облик имеет город Лаутока на западе фиджийского острова Вити-Леву, по характеру застройки напоминающий небольшие индийские городки.

Меланезии, как и остальным территориям Океании, присуща разнородность религиозных культов. Христианизация народов Океании не преодолела местные традиционные культы. Так, многие народности наряду с христианскими справляют национальные религиозные обряды.
Сложность религии отразилась на архитектуре культовых сооружений, которые имеют самый различный облик - от хижины до каменной церкви. Так, костел католической миссии св. Павла в Арулигу на Соломоновых островах - это собственно прямоугольная хижина с двускатной крышей из местного материала - плетеного бамбука. Костел па острове Эфато (Новые Гебриды) имеет вид круглой хижины с высокой конической крышей. В то же время церковь в Суве (Фиджи) представляет собой каменное сооружение европейского типа с элементами готики.

Collapse )

promo mor77 январь 27, 2014 12:02 10
Buy for 20 tokens
Утром позвонила дочка. У них в подъезде с самого утра был не просто скандал, а драка. Сосед Генка отмотылял соседа сверху. Правильно и сделал, я считаю. А все было так... Маринка, соседка, заботливая мама, детей утром в школу и ясли собирала. Старшего собрала и отправила к подъезду ждать, пока…

Небо и земля

Весной 1535 года Микеланджело уже приступил к работе по подготовке картонов к фреске «Страшный Суд». Его положение так возвысилось, что год спустя он удостоился визита папы и, по меньшей мере, десятка кардиналов в своем скромном доме в квартале Мачелло деи Корви. Рисунки мастера стали предметом внимания и темой для обсуждения при папском дворе.
03-12-2013_22·04·46
В январе 1536 года началась подготовка штукатурки для стены Сикстинской капеллы. О внимании к вопросам технологии, которого требовали такие масштабные работы, свидетельствует тот факт, что Микеланджело придумал построить огромную кирпичную завесу, с тем чтобы максимально уменьшить скопление пыли. Такой оригинальный прием, важный к тому же для лучшей сохранности и обозрения фрески, свидетельствует об убежденности художника в том, что для создания великого произведения искусства требуется прежде всего серьезно подходить к технологии.

Самые ценные краски были закуплены в Ферраре, где присутствие многочисленной еврейской общины содействовало торговому обмену с Востоком и куда из Персии доставлялась измельченная ляпис-лазурь. Ее Микеланджело постепенно, мазок за мазком сгущал, чтобы создать небесный свод, неуступающий небесам, которые возвышались над горами, где добывался этот ценный голубой минерал. На этот раз художник даже не пытался собрать бригаду помощников. Он сразу же начал делать все сам, с единственным подмастерьем, Франческо ди Амадоре да Кастельдуранте, который занял место Антонио Мини, уехавшего во Францию. Его роль заключалась в том, чтобы растирать краски и помогать переносить на стену линии с подготовительных картонов. Возможно, каменщик смешивал для него раствор штукатурки, нанося на стену каждый день. В остальном же Микеланджело работал самостоятельно.
Collapse )

Внедрение в русскую культуру

Из многочисленных положительных оценок, данных уровню мастерства белорусских (в том числе витебских) мастеров русскими учеными и специалистами, выделим лишь следующие. По справедливому мнению историка С. Бессонова, появление в русском художественном мастерстве расписных изразцов целиком может быть приписано белорусам. Они же активно способствовали внедрению в русскую культуру техники накладной и скульптурно-объемной резьбы, названной флеммской.

«Историкам, — пишет современный российский искусствовед Ю. Овсянников, — еще придется отдать должное белорусам, оказавшим достаточно значительное влияние на русскую культуру второй половины XVII ст.».
28-11-2013_17·19·34
История сохранила для нас свидетельства о том, что белорусская сквозная резь развивалась не только в Московском государстве, но и на родной белорусской земле (в Витебске, Могилеве). Заслуживает внимания алтарь Порплищенской церкви (Докшицкий район), датируемый второй половиной XVII в. и свидетельствующий об обогащении «флеммской» рези новыми орнаментальными мотивами. Наиболее совершенным произведением этого жанра в Витебске является иконостас (с элементами горельефной резьбы) Троицкой церкви Маркова монастыря, близкий к иконостасам Николаевского и Богоявленского соборов в Москве. Несколько иное решение (своеобразную трансформацию) можно видеть в оформлении алтарных царских врат Юрьевской церкви, относящихся к концу XVII в. (сейчас хранятся в

Национальном художественном музее Республики Беларусь). Резьба этих врат глухая, к тому времени уже вышедшая из моды. S-образные, почти безлистные лозы образуют своеобразные медальоны, внутри которых расположены рельефные резные фигурки святых, несоразмерные побегам. Редкие цветы и листья поданы в готическом духе. Фигуры святых изображены без характерной для барокко динамики и страстности. Люди большеголовые, с тяжелыми лицами и медленными движениями — резчик передавал местный типаж в традиционной народной манере.
Collapse )

Догэн и школа сото-дээн.

Догэн (1200—1253) заметно отличался от Эйсая. Он родился в благородной семье и в раннем возрасте пережил смерть отца и матери. Осознав преходящий характер (мулз'с) жизни, в тринадцать лет Догэн поступил в тэндай-ский монастырь Хиэй. В стремлении к «достоверному» обретению благодати Будды он из Хиэй отправился сначала к учителю Чистой земли, а затем к Мёдзэну — ученику Эйсая. В 1223 г., не теряя надежды найти поистине просветленного человека, Догэн отправился в Китай и там. в монастыре Тянь-тун, случайно повстречался с мастером чань Жу-цзином, под руководством которого испытал «просветление». Вернувшись в 1227 г. в Японию, он пытался передавать обретенное прозрение другим людям, не организовывая новой секты, однако его традиция в итоге развилась в независимую школу сото (кит. цаодун).
29-10-2013_18·13·59
Религиозные искания Догэна отличались большой искренностью и интенсивностью. Семь лет он занимался наставничеством в Киото, а в 1235 г. организовал собо (общежитие для монахов, посвятивших себя совместной дзэнской подготовке) в пригороде Киото — Удзи. Чтобы получить разрешение двора на свое начинание, Догэн написал трактат, в котором обосновывал истинность своего подхода к буддизму.

Collapse )

Нитирэн и его школа.

В религиозной истории Японии самой сильной харизмой обладал, пожалуй, Нитирэн — основатель уникальной буддийской школы, носящей его имя, Было справедливо замечено, что «нитирэнизм» — это наполовину культ человека, наполовину культ Лотосовой сутры. Жизнь Нитирэна, сына скромного рыбака из нынешней префектуры Тиба, была, возможно, самой яркой по сравнению с другими лидерами новых буддийских движений эпохи Камакура. С юных лет Ни-тирэна мучили два вопроса, один из которых был личным: как можно испытать несомненный факт спасения? Второй имел отношение к истории: почему в 1221 г. императорские войска потерпели поражение от режима Камакура, несмотря на службы и молебны, совершавшиеся священниками тэндай и сингон за дело императора? Эти две проблемы — спасение человека и религиозный смысл эмпирической истории — занимали его на протяжении всей жизни. В 1242 г., когда Нитирэну был двадцать один год, он пошел в монастырь Хиэй и, пробыв там до 1253 г., удостоверился, что ключ к этим фундаментальным проблемам находится в Лотосовой сутре.
29-10-2013_17·56·22
В 1253 г. Нитирэн начал свою пророческую миссию с того, что призвал нацию вернуться к истине Лотосовой сутры. Природные катастрофы, обрушившиеся в то время на страну, он считал несомненным свидетельством наступления периода маппо (упадок Закона Будды).
Collapse )

Синран и школа истинной Чистой земли.

Из всех способных учеников Хонэна самым выдающимся был Синран. Восьмилетним мальчиком его послали в тэндайскнн монастырь горы Хиэй, где он провел двадцать лет, будучи, насколько известно, обычным монахом в храме Дзёгё Дзаммайдо. В возрасте двадцати девяти лет, став учеником Хонэна, Синран отважился вверить все свое существо спасительной силе Амида. Синран утверждал, что он не знал и не задумывался о том, является нэмбу-цу (повторение имени Амида) путем возрождения в Чистой Земле или дорогой в ад. «Даже если бы, поверив Хонэн-сёнину, я попал из-за нэмбуцу в ад, то не сожалел бы об этом». Столь всепоглощающая вера овладела Синраном в результате духовных исканий, которые позволили ему осознать абсолютную беспомощность человеческого существа. Люди надевают на себя маску правдивости, но их сердца переполнены жадностью, злобой и обманом, и Син-ран, как ни пытался, не мог побороть в себе ощущение человеческого грехопадения. Поэтому, испытав все другие пути и практики, он не нашел другого выхода, кроме как положиться на милость Амида. Соответственно он уверовал в то, что не человек «выбирает» Амида, но скорее «изначальный обет Амида» (хонган) «выбирает» тех, кого нужно спасти. Поэтому, считал он, даже наша вера на самом деле есть дар Амида: «Бесстыден я и не имею истины в душе, однако благость святого имени, светлый дар его, распространяется по всему свету вместе с моими словами, хотя сам я остаюсь тем, кто я есть». Острее Синрана никто не осознавал ту тонкую лесть, из-за которой вера человека вырождается в его «веру в собственную веру». С его точки зрения, вера в «иную силу» (Амида) являлась самым тернистым путем.
29-10-2013_17·50·44

Collapse )

Китайцы-люди высокой духовной культуры

Большинство жителей России и стран Запада считают именно так. Поскольку Китай - страна древняя, то, соответственно, в представлении обывателя России или Запада каждый китаец умеет медитировать, каждый второй в Китае мастер ушу, а каждый третий - даосский наставник.
На самом деле, конечно же, это совсем не так. В любой нации люди высокой духовной культуры составляют незначительное меньшинство населения - и именно это меньшинство и является цветом любой нации, в том числе и китайской. Общаясь же с обычным китайцем, Вы вряд ли увидите в нём «высокий уровень духовной культуры».
Надо заметить, что большинство китайцев, приезжающих в Россию, это, как правило, мелкие торговцы, бизнесмены, иногда просто авантюристы и рабочие-нелегалы, а не «духовные наставники в ...надцатом поколении» и не профессора или доктора наук.
04-09-2013_13·14·34
Большинство китайцев по своей природе - очень материальные люди, не склонные к мистицизму или к вере в сверхъестественное. Китайцы в целом индифферентны к религии и на вопрос: «Во что Вы верите?» обычно отвечают: «Ни во что!» или: «В деньги!». В то же время это не мешает им в случае - если это необходимо - на некоторое время «поверить» во что угодно, зайти в буддийский храм или в христианскую церковь.
Многие, наверное, думают, что атеизм распространился в Китае только после 1949 г., однако на самом деле китайцы равнодушно относились к религии и раньше — ещё в XVIII в. европейские миссионеры называли китайцев «народом без религии».
Разговоры со средним китайцем обычно сводятся к трём основным темам:
Первая: «Деньги, деньги, торговля, деньги», и ещё раз «Деньги».
Вторая: «Еда, еда, еда», и ещё раз «Еда». Если разговор идёт в ресторане, то непременно будут обсуждаться достоинства кухни (разумеется, китайской), вкус того или иного блюда, и то, как и из чего это блюдо готовят. Надо сказать, что разговоры о еде за столом относятся к числу почти что повседневных тем. Представьте себе, если бы мы каждый день за столом обсуждали такие «животрепещущие» темы, как «наваристость борща "по-московски" и "по-волынски"», «вкус котлет "пожарских" или котлет "по-киевски"», и так далее.
Третья: если беседа идёт с иностранцем (например, с жителем России), то, скорее всего, китайский собеседник задаст Вам стандартный набор вопросов: «Кто Вы по профессии?», «Женаты ли Вы?», «Каков размер Вашей ежемесячной зарплаты?» (в Китае, в отличие от нас, это совершенно нормальный вопрос), «Как Вы относитесь к правительству (к Путину, к Медведеву?»). Собеседник непременно спросит, как в Вашей стране обстоят дела с экономикой (при этом культура, искусство, спорт особенного интереса не вызывают), как Вы относитесь к Ленину. Если Вы не желаете общаться продолжительное время, то можете отвечать Вашему собеседнику то, что ему давно уже вбили в голову газеты и телепрограммы. Именно этого он от Вас и ждёт, так как задача китайского собеседника - убедиться в своей собственной правоте, а не узнать, что Вы думаете по тому или иному вопросу. Задавая китайцу подобные же вопросы. Вы также, наверное, не узнаете точки зрения собеседника, поскольку китайцы с их коллективистской психологией привыкли говорил» штампами, почерпнутыми из теленовостей и газет. Поэтому, когда китаец излагает Вам свою точку зрения, то очень часто бывает, что это не его личная точка зрения, а очередной лозунг. Впрочем, и мы с Вами это проходили при незабвенном Советском Союзе ...
Так что можно смело сказать, что не следует ждать от каждого китайца «умения медитировать» или «быть даосом в плаще из перьев аиста».

Дискуссионный клуб "Апостолы"

В1820 году в Сент-Джонс-колледже появился дискуссионный клуб, основанный одним из студентов и его друзьями. Изначально там было двенадцать членов, и вскоре его стали называть "Апостолы". Основатель общества, Джордж Томлинсон, закончил свои дни англиканским епископом Гибралтара. Самый знаменитый член клуба, Ким Филби, умер в 1988 году в Москве в глубокой конспирации, будучи шпионом КГБ. А между этими двумя крайностями — история студенческой элиты, блестящая и таинственная, как и многие другие порождения Кембриджа.
02-08-2013_12·38·11
"Апостолы", среди которых когда-то был и поэт Альфред Теннисон, встречались раз в неделю, сначала в Сент-Джонс-колледже, позднее в Тринити-колледже. Они обсуждали все, что их занимало, и имели только два правила: абсолютная откровенность друг с другом и полное молчание вне своего круга. Они были рационалистами, агностиками, верившими только в сомнение. Они ставили под вопрос всякую истину и догму — в государстве, как и в Церкви, науке или морали. Подобный нонконформизм был чересчур опасным даже для Кембриджа. Поэтому "апостолы" культивировали свое подрывное мышление на английский манер, в закрытом клуое. Они были искусными мастерами критики истеблишмента, не порывая отношений с ним и не отказываясь от его удобств.
Collapse )

Джон Мильтон и волк в овечьей шкуре.

После окончания Кембриджа английский поэт Джон Мильтон провел пять лет, ухаживая за больными родителями, прежде чем отправился в «большое путешествие». Но в 1638 году мать Мильтона умерла, и поэт ощутил «жажду... увидеть дальние страны, в особенности Италию, и с разрешения отца отправился в путь в сопровождении одного слуги» (Orgel, 321). Мильтон путешествовал два года и дважды побывал в Риме.
Collapse )

Лев X и Климент VII

Два понтифика из рода Медичи — Лев X и Климент VII — олицетворяют собой раскол и конец Высокого Возрождения в Риме.
22-07-2013_23·40·54
Происходивший из могущественной флорентийской семьи, известной своей искусной дипломатией и утонченными художественными вкусами, Лев X встретил бурный энтузиазм среди римлян, которые надеялись, что он станет утонченным «Августом» после успешного, но жесткого Юлия «Цезаря» П. Поначалу действительно казалось, что наступил золотой век: конфликт с Францией был улажен, и город окунулся в атмосферу невиданной прежде роскоши и веселья. Понтифик, которому не было еще и сорока, «с бычьей шеей, глазами навыкате и красным лицом» (как его описывает историк), любил проезжать во главе процессии по улицам Рима на белом коне, в надушенных, расшитых жемчугом перчатках, под балдахином из украшенного вышивкой шелка. Он также любил охоту, розыгрыши (чем грубее, тем лучше), балы-маскарады и обильные пиры — один венецианский посол вспоминал обед из шестидесяти четырех блюд. Строительные проекты, реализованные Львом в Риме, хорошо отражают его самовлюбленность и ограниченность.
Collapse )