Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Женевский университет - старейший в Швейцарии.

Стена-памятник Реформаторам, о котором выше шла речь, находится в Университетском парке, названном так потому, что рядом расположен университет Женевы. На его фронтоне — герб города с изображением половины императорского орла и ключей св. Петра, символизирующий соединение власти земной и небесной.
26-06-2013_22·19·17
Некоторые залы университетской библиотеки носят имена деятелей и ученых города Один зал, например, назван именем знаменитого шильонского узника Франсуа Бонивара, оставившего в свое время академии, будущему университету, свою богатейшую библиотеку. Есть зал, носящий имя Густава Муанье, первого президента Комитета Международного Красного Креста Зал же, носящий имя Ами Люллена — выставочный зал, где вместе с постоянной экспозицией устраиваются также и временные выставки. Ами Люллен, пастор и профессор теологии первой половины XVIII века, был к тому же одним из самых богатых людей Женевы. Библиофил, он собрал замечательную коллекцию рукописных книг, которую оставил университетской библиотеке.
В зале Ами Аюллена устроен Музей Жан-Жака Руссо (saVe Lullin, bHiotheque untversitaire. Promenade des Bastions). Там хранятся личные вещи, рукописи, подлинники писем женевского философа, почерк у Руссо ровный и разборчивый. Есть также и генеалогическое древо его семьи, гипсовые и мраморные изображения философа, а также и его посмертная маска, снятая французским скульптором Гудоном в день смерти Руссо — 3 июля 1778 года. Среди немногих личных вещей философа выставлены, например, его часы, а также кофейник и чайник.
В одной из витрин можно увидеть и камень с надписью женевского натуралиста Гийома Антуана Де Люка, которая оповещает, что прогуливаясь с философом 13 июня 1756 года, он, Гийом Антуан Де Люк, отбил этот кусок от скалы, упомянутой Руссо в его романе «Эмиль».
promo mor77 январь 27, 2014 12:02 10
Buy for 20 tokens
Утром позвонила дочка. У них в подъезде с самого утра был не просто скандал, а драка. Сосед Генка отмотылял соседа сверху. Правильно и сделал, я считаю. А все было так... Маринка, соседка, заботливая мама, детей утром в школу и ясли собирала. Старшего собрала и отправила к подъезду ждать, пока…

Рассказ Платона о последних часах жизни Сократа

Крит сделал знак, стоящему рядом слуге, тот вышел и возвратился с тюремщиком, который нес чашу яда. Сократ сказал: «Чтож, мой добрый друг, столь опытный в таких делах, скажите мне, что должен делать я».
Тюремщик ответил: «Вам надо просто немного походить, пока ваши ноги не отяжелеют, а затем лечь, и тогда начнется действие яда». Он протянул чашу Сократу. Спокойно, без тени страха и сомнения, глядя тюремщику прямо в лицо, Сократ взял ее и спросил: «А как насчет того, чтобы сделать возлияние из этой чаши какому-нибудь божеству? Могу я это сделать или нет?»
Мужчина ответил: «Мы готовим ровно столько яда, сколько требуется». «Понимаю,— сказал Сократ,— но я могу и должен просить богов о том, чтобы они облегчили мой путь из этого мира в мир иной — и да будет так, согласно моей молитве».
Рассказ Платона о последних часах жизни Сократа
Затем, поднеся чашу к губам, он легко и непринужденно выпил весь яд. Если до этого момента большинству из нас еще как-то удавалось сдерживать слезы, то теперь, увидев, как он осушил чашу до дна, мы уже не могли удержаться, и у меня из глаз брызнули слезы. Мне пришлось закрыть лицо руками и зарыдать, но не потому, что он умирает, а при мысли о своем собственном горе, ибо я вынужден был терять такого друга. И я не был первым: Крит, видя, что ему уже не удастся сдержать слезы, поднялся и вслед за ним встал и я. В этот момент Аполлодор, плакавший все это время, разразился громким и отчаянным криком, который напугал нас всех.
Один только Сократ сохранял спокойствие. «Что это за странный крик? — спросил он,— Я отослал женщин главным образом из-за подобного их поведения, так как мне сказали, что мужчина должен умирать в мире. Поэтому успокойтесь и будьте терпеливы».
Услышав его слова, мы устыдились и прекратили плакать. Еще какое-то время Сократ ходил, а потом ноги отказали ему и он, последовав совету, лег на спину. Человек, который дал ему яд, то и дело посматривал на ноги Сократа. Через некоторое время он надавил на одну из них и спросил Сократа, чувствует ли тот что-нибудь. «Нет»,— последовал ответ. Тогда он стал надавливать на другие места на ногах, показывая нам, что ноги стали холодными и негнущимися. И Сократ, ощущавший это, сказал нам: «Когда яд дойдет до сердца, наступит конец».
Его живот начал холодеть, когда он открыл свое лицо (ибо до этого он закрыл его руками) и произнес — и это были его последние слова: — «Крит, я должен одного петуха Асклепию, не мог бы ты вернуть этот долг?»
«Долг будет возвращен,— ответил Крит.— Что-нибудь еще?» На этот вопрос ответа не последовало. Через минуту-другую послышались звуки шагов, и пришедшие слуги открыли ему лицо. Глаза и рот его были открыты, и Крит закрыл их.